Понедельник, 19 февраля 2018 16 +  RSS  Письмо в редакцию
Понедельник, 19 февраля 2018 16 +  RSS  Письмо в редакцию
23:46, 05 августа 2014

Фестиваль мусульманского кино объединяет


Альбина1В орг.комитете Казанского международного фестиваля мусульманского кино полным ходом идёт подготовка к  X, юбилейному форуму. На вопросы «Я — Казанца» ответила арт-директор фестиваля Альбина Нафигова.

500 заявок из 56 стран  мира — это много или мало?

Это нормально! Но самое главное, что заявки в этом году стали приходить очень рано, сразу после окончания предыдущего фестиваля, в октябре.  Качественное содержание этих заявок повысилось. Среди них практически  не осталось таких, которые мы называет случайными. То есть, о нас знают, понимают наши критерии. 

С прошлого года мы начали отслеживать, что снимается в мире и стараться, чтобы фильмы, соответствующие нашей концепции, попадали к нам не только по пути приёма заявок.

Как же можно усовершенствовать этот процесс?

Сегодня у нас есть, так называемые,  творческие агенты, представители кинематографического мира, которые бывали на наших фестивалях, или отношения с ними у нас завязались по переписке в ходе подготовки к фестивалям прошлых лет. Они помогают нам связаться с продюсерами, режиссерами фильмов, которых  мы хотели бы видеть на нашем фестивале.

В наше время можно, не пересекая пространства, находить хорошие фильмы. Мы активно используем, и социальные сети, и специальные площадки, куда режиссеры всего мира выкладывают новости о своих фильмах.  Там можно найти как дебютантов, так и  режиссеров с большой фильмографией. Они охотно идут на контакт, если видят, что за нами стоит платформа фестиваля.

Судя по цифрам, лидерами по подаче заявок являются Россия и Иран. Они буквально нос в нос идут друг с другом. Почему Россия — понятно. А почему Иран? С чем это связано?

Фаворит нашего фестиваля традиционно  Турция. В последнее время  стало больше Ирана, потому что он достаточно активен, там много снимают. А наш фестиваль для них, можно сказать, излюбленная площадка, потому что аналогов ему нет, ни в  России, ни за её пределами.

В мусульманском мире фестивали, как правило, либо имеют религиозный подтекст, либо ярко выраженную  тенденцию этого. На нашей площадке под девизом «Через диалог культур к культуре диалога» они могут рассказать не только о традициях своей страны, но, и о проблемах. Иранские фильмы бывают очень разными. В последнее время на наш фестиваль всё чаще приходят фильмы не о самобытности Ирана, но с дискуссионной точкой зрения на собственную культуру, как если бы это был взгляд со стороны.

К слову, если говорить о фаворитах, то на данном этапе большой прорыв отмечается со стороны Ирака в союзе с его ближайшим соседом Курдистаном. Они по количеству  уже наступают на пятки  Ирану, причём качество фильмов не уступает. Делать долгосрочные  прогнозы пока рано, но, возможно, соотношение сил скоро изменится.

 Почему именно короткий метр привлекает режиссеров, кроме того, что снять его менее затратно в финансовом плане?

 Бюджет — очень важная составляющая, молодым режиссерам, действительно, легче реализовать себя в коротком метре, но нельзя сказать, что относительно низкие затраты здесь имеют первостепенное значение. Дело в том, что  и у зрителя такие фильмы  вызывают интерес. Причем, во всём мире. Судить об этом можно по фестивалям короткометражных фильмов, которые процветают в различных уголках планеты, и мы стараемся привозить лучшие фильмы с этих фестивалей и показывать их  в кинотеатре «Мир». Жанр новел , когда несколько мини историй объединены в одну , как приём, используется и в полнометражном кино, тому есть ряд примеров, и в российском, и в мировом кинематографе. Скорее всего, это  веянье времени, ведь и мышление в принципе несколько поменялось. Люди стали предпочитать короткие яркие формы в общении, заменять слова смайликами, длинные письма — маленькими сообщениями.

Как вы прокомментируете, что фильмы из Татарстана приходят на фестиваль в числе последних?

Что касается Татарстана, то здесь мы из года в год наблюдаем эффект разжимающейся пружины. Чем ближе к дедлайну, тем больше скорость поступления заявок. Видимо, из за географической близости, татарстанские режиссеры не торопятся подавать заявки.

Еще одна причина, что перед нами, летом,  проходит фестиваль в Каннах. А это фестиваль группы «А», туда принимают только премьерные фильмы — это условие. Соответственно, когда идёт речь о фестивале группы «А»,  кинематографисты, неважно  с хорошими фильмами или не очень, надеются победить или быть принятыми в программу фестиваля такого уровня.

Если фестивали группы «А» настолько престижные, почему бы и Фестивалю мусульманского кино не принять этот статус?

Нам вряд ли стоит к этому стремиться. Не только потому, что мы еще маленькие, я имею в виду  возраст, по сравнению с другими престижными фестивалями. Но  условие, чтобы фильм непременно был свежим, сразу ставит кинематографистов в жесткие рамки и не только ограничивает программу фестиваля, но  и возводит её в прямую зависимость от того, что поснимали в мире, а у нас и без того жесткие критерии отбора. Зато, мы имеем возможность показать фильмы, производство которых не было завершено в прошлом сезоне и от  этого только выиграем, и мы, и кинематографисты, и наш зритель.

В прошлом году короткометражка А.Барыкина по сценарию Д.Осокина «Сухая река» прошла во внеконкурсную программу каннского фестиваля, но зрители не увидели её на фестивале. Можно ли надеяться увидеть её в этот раз?

Да, Алексей Барыкин прислал на фестиваль свою картину. Я пока не могу сказать будет ли он представлена в программе. У нас работает отборочная комиссия, которая оценивает фильмы в первую очередь с точки зрения художественной ценности, и на соответствие основной концепции, если все эти критерии будут соблюдены, то фильм будет показан. Но фильм очень любопытный! В этом году несколько заявок поступили от учеников Алексея Барыкина.  «Эхо», «Желание» и «Все говорят «Прощай», — всё это фильмы замечательные. В том смысле, что они точно не пройдут мимо зрителя. И это очень, очень радует!

Кроме того, мы даём доступ нашему зрителю ко всему татарстанскому кино. Если не в конкурсе, то в любом ином виде, эти фильмы будут показаны. Это патриотично! Это правильно! Это наша политика!

А какие-то прогнозы относительно татарстанского кино? Есть  фильмы, имеющие шансы победить в конкурсе?

Мы очень надеемся на татарстанского режиссера Салавата Юзеева, на его фильм  «Курбан-роман», то есть на то, что и в полном метре у нас появится  картина, достойно представляющая Татарстан.  По ресурсным вложениям, а я  имею ввиду не только финансовые вложения, но и человеческий,  творческий потенциал, фильм должен получиться.

Уже упомянутая «Сухая река» по произведениям Дениса Осокина имеет шансы быть признаной. Есть достойные документальные ленты и анимация. Но строить прогнозы пока рано.  Всё решает жюри. Оно у нас в этом году, как всегда, будет очень авторитетным.

Среди международных могу назвать только фаворитов. Есть одна очень любопытная документальная работа из Австрии, о мусульманах, живущих там. Есть завораживающая история  о женщине-фотографе, которая только что вернулась из Ливии, где она как военный корреспондент фиксировала происходящее. И неплохой Египетский фильм, он подходит по тематике, но, возможно, он не выдержит конкуренции.

Фильмов пришло хороших  много. Можно смело сказать, что мы выбираем лучшие среди лучших и, без сомнения, конкурсная программа доставит удовольствие зрителю.

Претерпит ли изменения фестиваль мусульманского кино в этом, юбилейном году?

Программа фестиваля будет обогащаться за счёт внеконкурсных показов и параллельных программ. Опыт прошлого фестиваля показал, что некоторые внеконкурсные программы были радушно встречены зрителем, и мы будем продолжать эту практику. Со временем, в соответствии с нашим девизом: «Через диалог культур к культуре диалога» мы введем постоянную секцию: «Кино в диалоге культур», где мы сможем показывать не только взаимодействие мусульманской культуры с другими концессиями, а где мы будем брать фокус на определенную страну. В этой серии мы покажем сначала азиатское кино, потом наших северных соседей, которых мало и, по определению, они не попадут в программу, но фильмы у них, тем не менее, очень интересные.

Также мы планируем в этом году сделать ретроспективу Лопушанского, который жил в Татарстане, его считают продолжателем традиций Тарковского. Он снимает в манере саги и очень трепетно относится к цветовому решению своих фильмов, к форме, через которую он показывает содержание. Его фильмы «Письма мёртвого человека», экранизация Стругацких «Гадкие лебеди», и последняя его работа «Роль» —  фильм о том, как человек вынужденный притворяться, так вживается в эту роль, что растворяется в ней. Эти картины не имеют отношения к фестивалю. Не потому, что они не могут пройти на наш фестиваль из-за жесткого несоответствия критериям, но просто они на другую тему. Но для нас важно, что этот человек жил в Казани.

С нашими талантливыми земляками, тем более получившими мировую известность, мы обязательно будем знакомить нашего зрителя.

А будет ли на фестивале что-то такое, чего не было никогда?

АльбинаВо-первых, это год, когда Казань объявлена столицей тюркского мира. Тюркские страны будут обязательно присутствовать, планируется масса мероприятий, каждая страна будет представлена отдельным проектом. Представители тюркских стран будут участвовать в «круглых столах» и в конференциях.

Второй повод обогатить фестиваль-это юбилей киноотрасли Татарстана. Именно киноотрасли, а не только кинопроизводства, потому что, помимо производства фильмов, есть еще прокат, продвижение мероприятий, проведение их, — вот всему этому исполняется 90 лет. Поэтому мы не просто покажем, что в Татарстане снималось в последний год, как это было на предыдущих фестивалях, а покажем юбилейную коллекцию лучших фильмов за несколько лет.

Год Культуры мы собираемся отметить смежными мероприятиями, над которыми пока работаем, скорее всего, это будет выставка. Естественно, она будет посвящена кино или какому-то автору.

Мы хотим также расширить молодёжную площадку. Не просто провести день молодого татарстанского кинематографиста, но придумать что-нибудь такое, чтобы, впоследствии, на фестивале появилась своя экспериментальная лаборатория для молодёжи, которая поможет им реализовывать себя. К нам же приезжают гости со всего мира, это повод обменяться опытом, задать вопросы. Мы задумали для них площадку, где они смогут, наконец, пообщаться, а может быть даже что-то создать.

Сегодняшняя обстановка в стране, всем известный межнациональный конфликт, на ваш взгляд отразиться на фестивале?

Не на фестивале, на фильмах, вполне возможно. Это нормально. А мир кино это как раз тот мост, который позволяет без перевода находить компромиссы. Сейчас еще эта ситуация находится в слишком острой стадии, чтобы прогнозировать какие-то вещи. Если кто-то из гостей, находясь под впечатлением от этих событий, не сможет или не захочет приехать на фестиваль, — он имеет на это право. Но я не думаю, что это как-то отразится на фестивале. Фестиваль – это, прежде всего, творческая лаборатория, это смотр, это праздник для зрителя, для кинематографистов, для критиков и журналистов, и он состоится. Согласие на участие в жюри уже подтвердил Кшиштов Занусси, который является представителем  той самой Европы, которая в данный момент искусственно помещается в якобы противоположный лагерь. Так что в мире искусства, по крайней мере, в мире кино, ничего не изменилось.

Об авторе: Мария Луговая

Посмотреть все публикации автора

Новости партнеров

Рейтинг@Mail.ru

© 2018. Информационный портал "Я Казанец". При использовании материалов сайта гиперссылка на yakazanec.com обязательна. Ресурс может содержать материалы 16+