Понедельник, 25 июня 2018 16 +  RSS  Письмо в редакцию
Понедельник, 25 июня 2018 16 +  RSS  Письмо в редакцию
16:41, 09 июня 2018

Театр имени В. И. Качалова пополнил свой  детский репертуар


На сцене драматического театра им.В.И.Качалова состоялась премьера спектакля «Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна» по одноименному роману американского писателя Марка Твена. При жизни писатель не раз говорил о том, что добавил лишь три-четыре выдуманных эпизода, в основном же его произведение глубоко автобиографично. Когда будущему писателю было четыре, его семья переехала в небольшой городок штата Миссури. Город и  его жители вдохновили его на создание романа. 

Книга была написана  в 1876 году, автор утверждал, что это было, чуть ли не первое литературное произведение, отпечатанное на только что изобретенной тогда пишущей машинке. События, описанные в книге, происходят еще до гражданской войны, в начале шестидесятых XIX столетия. Между тем, на книгах о проказнике Томе и его друге Гекльберри Финне воспитано не одно поколение детей всего мира, они и сегодня входят в список обязательных к прочтению.  

Уже  в самом начале спектакля его режиссер, Александр Славутский, умело задает тон будущего действия.  Открывается занавес, и  мы видим группу людей разного возраста и, судя по костюму, различных социальных слоёв. Нескладный юноша в центре нарочито старательно запевает песню о Боге и большой реке, на берегу которой все они живут. Остальные один за другим, подхватывают. Стройный хор выводит два куплета песни. Затем… Размеренная музыка   резко меняется на неукротимо быструю, и горожане, подскочив, дружно пускаются в пляс. Перед нами живая характеристика места, где будут происходить дальнейшие события: городок, жители которого не притрагиваются к еде и не ложатся спать, не прочтя благодарственной молитвы Богу, проведя воскресное утро в церкви, вечерком  не прочь от души повеселиться, танцуя зажигательное кантри. 

Будни городка текут монотонно и неторопливо, дети ходят в школу, взрослые занимаются хозяйством. Потому, настоящим событием становятся убийство доктора Робинсона на кладбище. На суд над предполагаемым преступником  Меффом Поттером приходит весь город.  Ловить сбежавшего из зала суда индейца Джо устремляются все, включая женщин и детей.   

Другое дело жизнь мальчишки Тома Сойера, вот с кем постоянно что-то случается! Точнее, непрерывно что-то придумывая, он сам и его друг Гек, становятся если не центром, то участниками  всех событий, творящихся в городке. 
 
«Странный Том Сойер!» — слышится в фойе во время антракта. 
В главной роли занят молодой актер театра Павел Лазарев. И, действительно, с первых минут Павел удивляет. Своей необычностью, непохожестью на все  образы Тома Сойера, когда либо созданные в театре и кино. Совершенным отсутствием  «милоты»,  а еще, нескладностью  своей долговязой фигуры. Его герой, как ему и полагается,  бредит  морем, мечтая стать пиратом и отыскать несметные сокровища.  Но в отличие от литературного персонажа, он болен еще и  цирком, ибо постоянно удивляет друзей и публику фокусами и различными трюками, которые сам артист выполняет весьма профессионально.  

 

И не только красноречием, но каскадом ловких проделок,  да еще искренностью и эмоциональной заразительностью, озорник Том Павла Лазарева очаровывает недавно приехавшую в городок девочку, модницу Бекки Тетчер, в исполнении Славяны Кощеевой. Уже в первую их встречу, она, забыв о своей напускной чопорности, азартно включается в  игру и даже соглашается стать женою Тома. Павел Лазарев и Славяна Кощеева превращают эту сцену в блестящее представление из стремительных реакций и трюков, пик которого — высшее  выражение близости – поцелуй и одновременное жевание одной и той же резинки. Правда, случайно проговорившись, что Бекки не первая его невеста, Том теряет расположение девочки, как кажется навсегда. 

Обычно неунывающий, Том реагирует на размолвку весьма болезненно. Суммируя все неприятности, которые доставляют ему наказания за различные проделки, он мечтает умереть, воображая как все окружающие, а более всех Бекки Тетчер, пожалеют о его «безвременной кончине». Ох уж этот прекрасный возраст, когда тебе кажется, что весь мир вертится вокруг тебя! В этой сцене все горожане крутят за хвост дохлых крыс. В  мечтах Тома они настолько огорченны его гибелью, что забывают о  паническом страхе и омерзении, который  испытывали при  виде этих грызунов. 

«Давай мириться, Том!» 
Апогеем отношений Бекки и Тома становится виртуозная хореографическая дуэль, где каждый из них отстаивает своё «я» с помощью танца. Это почти пантомима, стараясь перещеголять в сложности движений соперников, в центр сцены  поочерёдно выходит, то группа мальчиков, то группа девочек.  Бекки сдаётся только после головокружительного прыжка Тома /Павла Лазарева/ через голову своего, стоящего в полный рост, товарища. «Давай мириться, Том!» — скажет после этого поникшая, но очаровательная, Бекки. 

 В своей постановке  А.Славутский, видимо, и не ставил перед актёрами задачи притворяться детьми. Все они ничуть не скрывают, что они молодые мужчины и женщины, рисуя при этом точные образы своих героев. Немало в этом помогают костюмы, созданные художником  Натальей Пальшковой. Личико Бекки Тетчер в высоком капоре, унизанном розами, выглядит женственно, но туго затянутые на подбородке ленты, придают её щечкам милую детскую припухлость, что позволяет создать облик маленькой леди. Актёрская игра Славяны Кощеевой, походка её Бекки, её манера разговаривать, даже то, как она бегает, забавно выставляя вперед локотки, работают на этот образ каждую минуту. Особенно естественна Бекки в пещере, когда измученная бесплодными блужданиями в темных, сырых лабиринтах, свернувшись, словно котёнок,  засыпает, положив голову на на колени своего рыцаря Тома. 

«Как зовут девчонку?» 
Однако, именно Бекки становится яблоком раздора между закадычными друзьями Томом и Гекком. Даже не она сама, а то, как пренебрежительно называет  Гек предмет восхищения своего влюблённого друга. Виктор Шестаков в роли Гекльберри Фина, надо отметить, выглядит несколько тяжеловатым. Ему, кажется, не хватает задора, уверенности в себе, даже заносчивости, которые заражают Тома, умножая его собственную страсть к приключениям. Между тем этому герою Марк Твен отвёл главную роль, уже само то, что автор вывел имя Гека в заголовок своего произведения, говорит о его отношении к этому персонажу. Мальчиком, автор познакомился с сыном старого бродяги и алкоголика Томом Бланкеншипом, живущим в старой хижине возле реки,  они так подружились, что тот стал прототипом Гекльберри Финна. К сожалению, глядя на Тома и Гека в спектакле качаловского театра трудно поверить, что дружба мальчиков способна выдержать годы. К сожалению, потому что по своей психической организации актёр оказался близок к своему герою, однако тандема с Павлом Лазаревым почему то не получилось.

Интересный характер создает Алексей Захаров в роли сводного брата Тома, Сида Сойера. Этот парнишка, образец послушания, аккуратности и благочестия, вовсе не мелкий кляузник, но убежденный поклонник тети Полли (Надежда Ешкилева), которую Том  расстраивает изо дня в день. При этом Сид Алексея Захарова, подсознательно восхищаясь старшим братом, старается повторять за тем, чаще всего безуспешно, его манеры и трюки.   

Несколько разочаровал Марат Голубев, играющий городского пьянчужку Мерффа Поттера. Актёр картинно падал, эффектно шатался, изображая крайнюю степень опьянения, однако не привнес в характер своего героя оттенков и глубины, а попросту воспользовался штампом, разработанным некогда для роли Слая в «Укрощении строптивой».  Неубедительна была его растерянность в сцене суда перед лицом смертного приговора. Жалкое, беспомощное, комичное существо, он, напротив, был слишком растерян, когда презираемый всеми, неожиданно получил поддержку от своих нечаянных друзей Тома и Гека. 

Кстати, общей чертой спектакля можно назвать некую несерьезность происходящего на сцене. Словно актёрам было запрещено пугать детей, сидящих в зале, и потому они работатали в полсилы. Между тем в постановке достаточно моментов,  способных задержать дыхание зрителей на несколько минут. Например, когда друзья оказываются на кладбище или в пещере, не говоря уже о встрече лицом к лицу со свирепым, готовым каждую минуту кого-то лишить жизни, индейцем Джо. Но актёры своей игрой словно давали понять: «Не волнуйся, малыш! Всё закончится хорошо!» Тот же индеец Джо /Георгий Логинов/, наделенный автором кошачьей пластикой, в спектакле настолько угловат, что убежать от него не сможет разве что задумавший игру в поддавки. Всё это вызывает «провисания» спектакля, очень богатого на события и происшествия, и закономерное …засыпание зала. Так, во время сцены ночёвки Тома и Бекки в пещере, когда по сцене под  мелодичную музыку скользили огромные рыбы, к чести бутафоров сказать, замечательно сделанные, один ребенок на задних рядах,  задремав, с грохотом свалился с кресла.  

Благо, что танцы  и музыка  (хореограф Сергей Сентябов) значительно оживляют действие, и порой они восхитительны по технике исполнения и по тому, что артисты умудряются даже в бешеном ритме кантри не терять характера своего героя. Хотелось бы, чтобы спектакль целиком смотрелся на одном дыхании, не терял динамики, набирал энергию, а не сдувался, подобно худому воздушному шару. Возможно, бросив все силы на создание мюзикла, режиссер упустил драматургию спектакля. Или это сделано намеренно? Но если так, стоит ли недооценивать нынешних детей, знакомых с Гарри Поттером, Бильбо  Бэггинсом, пиратами Карибского моря и не только?! Может ли такой «щадящий» спектакль тронуть ребенка, оторвать его от гаджетов, хотя бы на время?!

Фотографии предоставлены пресс-службой театра

Об авторе: Ирина Ульянова

Посмотреть все публикации автора

Новости партнеров

Рейтинг@Mail.ru

© 2018. Информационный портал "Я Казанец". При использовании материалов сайта гиперссылка на yakazanec.com обязательна. Ресурс может содержать материалы 16+