Воскресенье, 18 августа 2019 16 +  RSS  Письмо в редакцию
Воскресенье, 18 августа 2019 16 +  RSS  Письмо в редакцию
10:01, 07 июня 2019

«Науруз». Башкирская страница. «Зулейха открывает глаза».


Вот уже несколько лет, театральный фестиваль «Науруз» посвящается одной из республик Российской федерации. Как правило, это активная участница тюркского национального движения.

Нынешний «Науруз» организаторы посвятили Башкортостану.  Так совпало, что в этом году эта республика празднует три столетних юбилея: сто лет с момента образования республики, сто лет башкирскому театру им.М.Гафури и столетие выдающегося, известного всему театральному миру, башкирского писателя Мустая Карима. На международном форуме Республику представляют  шесть коллективов: Башкирский государственный академический театр им. М.Гафури с постановкой по одноимему роману Г.Яхиной «Зулейха открывает глаза».  Национальный молодежный театр им.М.Карима с версией пьесы А.Камю «Калигула». Уфимский государственный татарский театр «Нур» привез «Женщину из прошлого» Роланда Шеммильпфениннга. Башкирский государственный театр кукол приехал в Казань с драмой «Мустай Карим.Близкий горизонт», Салаватский государственный башкирский драматический театр с интерпретацией пьесы А.Островского «На всякого мудреца довольно простоты»  под названием «Глумов» и Стерлитамакское государственное театрально-концертное объединение со спектаклем «Таганок» по произведению Мустая Карима.

Постановка «Зулейха открывает глаза» в этом списке, пожалуй, самая любопытная.  Нашумевший роман Гузель Яхиной о крестьянке-татарочке Зулейхе, вместе с другими переселенцами высланной в Сибирь, в инсценировке современного талантливого драматурга Ярославы Пулинович не мог не вызвать интерес зрителей.  И, надо сказать,  спектакль  — тот редкий случай, когда сценичная версия романа выглядит едва ли не лучше литературного первоисточника. Режиссеру Башкирского академического театра им.М.Гафури Айрату Абушахманову, ограниченному временными рамками, пришлось отказаться от некоторой части повествования. А в сухом остатке история Зулейхи выглядит динамичной и оттого более увлекательной.

 

Огромная сцена театра им. Г.Камала стала как будто еще больше, вместив в себя декорации спектакля. Наклонная деревянная площадка,  с алюминиевыми тарелками разного калибра в первом действии изображает вагон-теплушку, который увозит заглавную героиню, словно вырванное с корнем деревце, в неизвестность. 

Еще недавно мир простой женщины ограничивался домом зажиточного мужа, где всегда много работы, да кладбищем, куда она носила дары зират иясе — духу кладбища, чтобы тот присматривал за могилами дочек, укрывал их снежком. В один момент жизнь маленькой женщины, и без того  трудная, превратилась в сплошной кошмар и наваждение. Оттого и выглядит она оглушенной, задавленной, плохо понимающей, что происходит вокруг. Большую часть пути она проводит с закрытыми глазами, погруженная в воспоминания . «Зулейха, открой глаза! — тормошат её сердобольные попутчики, — Станция, может быть, покормят!» На короткое мгновение женщина возвращается в действительность, а затем вновь погружается на дно воспоминаний.

Спектакль выстроен сложно, настоящее и прошлое,  переплетено, встроено одно в другое, перепутано в расколотом сознании героини. 

Оттого и картины из прошлой жизни, играются повсюду, наслаиваются на настоящее, из разрозненных кусков образуется полотно жизни. «Мокрая курица» бесконечно называла её свекровь, прозванная Зулейхой за глаза Упырихой. Не такую невестку хотела та своему сыну — богатырю Муртазе. Актриса (нар.арт.Республики Башкортостан) Танзиля Хисамова, играет женщину прямую, неприступную, как скала. Старая, незрячая и глухая, она остается властной представительницей  Рода, серая лицом, она …словно камень на груди Зулейхи. Упрёки свекрови постоянно звучат в голове героини, даже в Сибири, когда их разделяют тысячи километров. Удачная находка режиссера  — актриса Римма Кагарманова говорит двумя голосами: робким сбивчивым -за свою героиню Зулейху и недовольно-ворчливым за свекровь. Муртаза (народный артист России и Башкортостана Хурматула Утяшев) по своему любит жену, но еще больше он привязан к матери и во всем с ней солидарен. Маленькая, хрупкая Зулейха, которая передвигается крохотными быстрыми шажками, никогда не поднимая головы, рядом с мужем и свекровью и впрямь походит на тонкую  гибкую березку посреди мощных дубов. 

Символы — особенность спектакля. «Жена  — земля, муж — шпахарь, он пашет, сеет ,  а жена принимает его семя и должна взрастить его»,- с этими словами Муртаза бросает зерна в Зулейху, осыпая  её с головы до ног.  Позже, когда случайно обнаружится беременность Зулейхи, сама она, прижимая ладони к животу скажет: «Какой же ты хитрый, Муртаза, самого уже нет, а семя твоё во мне живет».  Младенец Юсуф, несмотря на бытовые подробности, когда на наших глазах доктор делает акушерский поворот поперечного положения плода на ножку, рождается в прозрачном, мерцающем в свете софитов, пузыре, который мать держит в ладонях над головой, как чудо.  Когда жизнь Юсуфа в опасности, вокруг него кружат три девочки, его мёртвые сестрички. Вымазанные серой глиной лица партийных активистов, таких, как Игнатов, их руки, измазанные кровью, говорят о сути того, что они называют громкими словами: Революция, Коллективизация, Строительство нового общества.  Приезжающие в Гулаг партийные деятели одеты в противочумные костюмы , они не пропагандируют равенство и ничего не внушают, а просто мажут лица деклассированных в свой серый цвет. 

Но самый главный символ заявлен  уже в экспозиции, он проходит лейтмотивом через весь спектакль, и это то, что внес в предлагаемые литературным автором обстоятельства,  режиссер  Айрат Абугахманов — суфийская легенда о царе птиц Сямрук, которая наделена безграничной властью, ей  было позволено «убивать и миловать», стая других птиц искала её, чтобы постичь истину, но достигнув царства великой птицы, птицы слепнут от яркого света, а когда начинают видеть, понимают, что её нет, это обман, миф, иллюзия. К тому, что «всякая вертикаль авторитарна и репрессивна» приходит идейный Игнатов в конце истории. » Семрук это люди, все вместе и каждый в отдельности», — эти слова ни раз повторяет Зулейха. Акцент на легенде, поэтизирует историю Зулейхи  становится отличительной чертой постановки, роднит её с традициями Востока.

Выпуклой и сценически выразительной делают постановку костюмы. С помощью их режиссер и художник по костюмам Альберт Нестров обозначают характер , род деятельности, и даже прошлое персонажей второго плана. Так, Изабелла Сумлинская, вне зависимости от места действия и обстоятельств, не расстаётся с  зонтом, как не теряет она свою утончённость, знание языков и интеллигентность. Художник Илья Петрович  одет в испачканный красками фартук, рубаху с подвернутыми рукавами,  а сбитые в нечто вроде ирокеза волосы на его голове свидетельствуют  о его бунтарской натуре. И он не замедлит это подтвердить, нарисовав на куполе клуба вместо нелепых лозунгов, героев Гулага, своих друзей. Профессор Вольф Карлович выделяется из толпы деклассированных разношёрстностью одежды и неопрятно торчащими волосами, доктор потерял себя в новом обществе. Ограничил себя от него, словно скорлупой.К жизни возвращает его лишь Зулейха, которой он первым ставит диагноз: беременность и даже предсказывает: мальчик. Но самым ярким, особенным можно назвать костюм Зулейхи, который никак не связан ни с ее статусом, ни с её характером. Черная воздушная накидка на бежевое нижнее платье, головной убор, переходящий в расшитую стразами длинную полосу на спине, грим и огромные глаза актрисы  делает её похожей на удивительную птицу Сямрук.  

Во втором действии спектакля, оправдывается и название истории  «Зулейха открывает глаза». Ничего не остаётся от той «мокрой курицы», с которой сравнивала её свекровь. Борясь за жизнь своего ребенка, защищая его от людей или диких таёжных зверей,  Зулейха обретает ту «злость» и решительность, в отсутствии которой упрекала её Упыриха, которая о поры была глубоко запрятана в ней.  «В сложных условиях у человека раскрываются таланты». У Зулейхи открылось сразу несколько.

Игра Риммы Кагармановой безупречна и талантлива, жесты, манера говорить делают зримым душевный мир героини. История, которую она рассказывает зрителю своим существованием на сцене, наводит на мысль, что благоприятные перемены должны происходить не с помощью революций и репрессий, а эволюционным естественным путем. 
Замечателен их дуэт с Азатом Валитовым в роли Ивана Игнатова. Они  разные.  Он — нервный, взрывной, она — сосуд, внутри которого вначале еле теплится, а затем горит ровный постоянный огонь. Он -тот, кто убил её мужа и разрушил привычный уклад её жизни. И тот, кто спас её. Она в его партийном сознании враг, но отважность маленькой женщины, её терпеливость, сила духа покоряют, его.  Любовь к ней и переживания, — не всё, что происходит в стране нравится бывшему революционеру, — Игнатов глушит самогоном. Когда Зулейха видит его пьяным, он не вызывает в ней отвращения, но жалостью наполняются ее огромные глаза. Они страдают друг без друга, их любовь — сгусток страсти, восторга, сожаления и чувства вины.

Спектакль «Зулейха открывает глаза»,   безусловно, яркое  явление фестиваля «Науруз» 2019 года. Более того, он по достоинству оценен в театральном мире не только Республики Башкортостан, но и России, став  номинантом, самой престижной, Всероссийской национальной театральной премии-фестиваля «Золотая маска» в номинациях: «Лучший спектакль большой формы», «Лучший режиссер» (Айрат Абушахманов), «Лучшая женская роль» (Римма Кагарманова), «Лучшая работа художника» и «Лучшая работа художника по костюмам» (Альберт Нестеров), «Лучшая работа художника по свету» (Ильшат Саяхов). Обладатель  Первой спецпремии Жюри драматического театра и театра кукол «Золотой маски» – «За сценическое прочтение романа Гузели Яхиной «Зулейха открывает глаза» (2019 г.).

Фото: пресс-служба театра им. Г.Камала

Об авторе: Ирина Ульянова

Посмотреть все публикации автора


Рейтинг@Mail.ru

© 2019. Информационный портал "Я Казанец". При использовании материалов сайта гиперссылка на yakazanec.com обязательна. Ресурс может содержать материалы 16+