Вторник, 23 июля 2019 16 +  RSS  Письмо в редакцию
Вторник, 23 июля 2019 16 +  RSS  Письмо в редакцию
15:14, 10 ноября 2013

«Только мечта помогает нам примириться с действительностью»


z_aa6e5cc3Человек разумный – это норма. А человек упрямый? Кто знает ! Одно у меня не вызывает сомнений: нет ничего хорошего, когда человек отказывается от своей мечты, такой человек «сер лицом, года его черны», ничто его не держит на плаву, и всю оставшуюся жизнь он сожалеет о том, что не довёл начатое до конца, не дошёл, не взял своей высоты.

Актриса казанского ТЮЗа, Елена Синицына, от мечты отказаться не захотела. Она, впервые войдя в театр в своём родном Нижнем Новгороде в качестве добровольного помощника от школьной пионерской, затем, комсомольской организации, влюбилась в сцену и решила стать актрисой. И поступала на актёрское отделение четыре раза. Доходила до третьего, последнего, тура, «срезалась», пережидала год и поступала вновь. А конкурсы на актёрские отделения были в те времена не в пример сегодняшним, по тридцать-сорок человек на место. Почему так велик был интерес к актёрской профессии на закате восьмидесятых сказать сложно. Возможно, это был единственный, не очень осознанный, но способ выбиться из серой массы похожести друг на друга, из насильственного согласия всех со всеми через театр.

«Стойкое желание стать актрисой у меня сформировалось уже к седьмому классу, — рассказывает Елена, — Я к тому времени посмотрела, и не по одному разу, абсолютно все спектакли Нижегородского ТЮЗа. А один из них «Песнь о Данко» по мотивам «Старухи Изергиль», который поставил режиссер из Москвы И. Ясулович прошел у нас около 250 раз и, вы не поверите, я все 250 раз посмотрела этот замечательный спектакль. Может быть за исключением тех, что игрались на гастролях в Ярославле, да и то я страшно переживала, что не имела возможности их видеть! Я потратила на поступление 5 лет жизни. Поступала после 8-го, после 9-го, после 10-го, мне было шестнадцать, а выглядела я не более чем на тринадцать, кто такую маленькую возьмёт в актрисы? Мне вообще намекали на то, что с такой фактурой лучше было бы задуматься о другой профессии. А я не могла ни о чём другом думать!

Gov0ngg8jwA В то время было престижно быть учителем, и мама моя была учительницей, а папа работал в военной части начальником электросетей. Мы, когда с родителями переезжали в новую квартиру, у нас с одной стороны был университетский городок, с другой КПП военной части. И мама говорила: «Мои девочки, будут учиться в Университете, и дружить с военными». Но ни я, ни моя сестра, не пошли в это учебное заведение, а военных с детства не переваривали! Так вот, год после школы я работала секретарём-машинисткой, но времени зря не теряла, занималась танцами до упаду, художественным словом в народном театре, готовилась по полной программе.»

Но испытывать судьбу в родном Нижнем Новгороде Елена больше не стала. Разослала письма во все мало-мальски крупные города Поволжья, из Казани пришёл конверт с запечатанной в него «Памяткой абитуриенту», так девушка оказалась в столице Татарстана. «Благо родители мне не препятствовали, — поясняет Елена, — предоставляли полную свободу, за что большое им спасибо и низкий поклон, потому что желание стать актрисой у меня было сильнее меня самой».

Правда, и в Казани её хлебом-солью не встретили. На экзаменах вскоре стало ясно, что и здесь шансы невелики, тогда кто-то посоветовал ребятам, набирающим недостаточно баллов передать документы на кукольное отделение. И только здесь улыбнулась Елене удача. Преподаватель, набирающий курс актёров-кукольников, Людмила Дьяченко, оказалась её землячкой и проявила к ней интерес.

«На экзамене меня стали расспрашивали о театрах Нижнего Новгорода, кукольных и драматических, а я о них знала всё! Давала полные, развернутые, эмоциональные ответы. Людмиле Александровне я явно понравилась, но, понимая, что она меня может ещё и не взять, я имела дерзость заявить, что если даже поступлю на кукольное отделение, всё равно, с куклами работать не буду, я мечтаю о ТЮЗе и буду работать только там! И после этих слов, Людмила Дьяченко меня всё-таки взяла в свою группу, мне посчастливилось у неё учиться. Я, до сих пор, как только вижу Людмилу Александровну, налетаю на неё с объятиями, потому что я не знаю, что со мной было бы, если бы не она!

z_da0b37d9 Поступив в театральное училище, которое мне таким трудом досталось, я не пропустила ни одного урока, даже физкультуры на лыжах. И самый страшный страх для меня был, что меня могут за что-то отчислить!»

В театральном училище талант Елены Синицыной расцвёл. Студентка четвертого курса, она уже задействована в спектаклях казанского кукольного театра, практически полноправный член труппы. Но Елену ждал новый жизненный виток, получив приглашение в Красноярский кукольный театр, она улетает в Сибирь, поставив в неловкое положение свою наставницу, Л.Дьяченко, перед администрацией казанского театра.

«В Красноярске я пробыла ровно три дня. — рассказывает Елена, -Там меня хорошо встретили, познакомили с труппой, оформили документы, закрепили за мной главную роль в спектакле. И будь у меня возможность с головой погрузиться в работу, я, быть может, сегодня бы с вами не разговаривала. Но репетиции должны были начаться только через три дня, и я бродила по чужому городу неприкаянная, думала о Казани, о любимом супруге, которым успела обзавестись на четвертом курсе, и по которому очень скучала. Словом, я позвонила руководителю труппы красноярского кукольного театра и умолила её отпустить меня с миром в Казань. Эта мудрая женщина, не стала меня удерживать силой, сказала, правда: «Если передумаешь, я тебя буду ждать!» Вернулась я в Казань и поняла, что такое оказаться у разбитого корыта. В кукольный уже не берут — во-первых, обиделись, а во-вторых, успели взять другую актрису».

И пошла Елена проситься в Казанский ТЮЗ.

789789«Цейтлин, в то время режиссер Казанского ТЮЗа, ставил «Добрый человек из Сычуани» по Брехту. Мне он казался страшным человеком, хмурый такой, грубый. Я его страшно боялась, но у меня по жизни так: боюсь, но иду! Он сказал, что труппа полностью укомплектована, он только что взял двух новеньких актрис, одна из которых была абсолютно моего плана, но попросил меня подойти в мае. Я подошла, он посадил меня в зал на репетицию. Я три часа благополучно просидела с ним рядом, а потом он встал и пошёл прочь, я, буквально роняя тапки, бегу за ним, спрашиваю: ну, так вы меня берете? А он, сможешь, говорит, встать вместо одной из актрис завтра в прогон? И я думаю, что это нереально, сама роль не такая уж сложная, но там столько мелочей и три часа на сцене, но, с другой стороны, понимаю, если скажу: нет, — это будет конец моей карьеры и отвечаю: «Да, смогу!» Ему просто нужно было для картинки двух одинаковых актрис, та, кого я должна была заменить, не подходила ему из-за своего роста. И мы с Лилей Замятиной, которой суждено было стать моей партнершей, всю ночь репетировали, и наутро я вышла на сцену. Эта репетиция запомнилась мне на всю жизнь, далеко не все актёры были предупреждены о замене, и было даже такое, что ко мне, в моём стрессовом состоянии, еще и подлетает актёр, а там танцы пока не были поставлены, а только обозначались, и спрашивает: «Ты кто такая?» и улетает… Так, с незначительными нюансами я вошла в незнакомый спектакль. Потом, когда пошел уже детальный разбор каждой сцены, Цейтлин на меня порядком орал, и еще два месяца, я мало того, что работала бесплатно, но еще и находилась под дамокловым мечом, в страхе, что Цейтлин в любую минуту меня прогонит. И только третьего июля, после премьеры «Добрый человек из Сычуани», он официально взял меня в труппу. С Лилей Замятиной мы и впрямь были одинаковыми, потом играли в дубле двух Золушек, двух Красных Шапочек и стали подругами».

Wj6CDM5ijck(1)UcYWhu9FoM0

«Друг» для Елены Синицыной слово не пустое, она много раз произносила его во время нашей беседы, делая на него акцент. Она очень переживала за молодую актрису, которую своим вводом в спектакль «Добрый человек из Сычуани» ей невольно пришлось оттеснить. Бальзамом на её сердце легло то, что та на неё не сердилась, вскоре она вышла замуж и уехала из Казани, но, пока работала в театре, с Леной они были приятельницами. А вот что сказали мне в интервью о Елене те, кого она назвала своими лучшими подругами.

Гульнара Мухтарова: «Мы с Леной дружим с того времени, как она пришла в театр, как наша дружба еще держится и на чем — я не знаю, потому что мы полные противоположности, разные кардинально, как небо и земля, во всём, от фактуры до характера, даже когда что-то делаем вместе, работаем на контрасте. Возможно, здесь вступает в силу закон притяжения противоположностей. Причем, ее маленький рост, абсолютно ничего не говорит о характере. Это кремень! Сама она всегда режет только правду, горькая она или нет, почти не идет на компромиссы».

Алсу Густова: «Наше знакомство началось заочно. Увидела я ее на сцене ДК им. Алиша, где сдавался спектакль «Айсылу из аула Кырлай». Тогда меня поразила маленькая девочка, исполняющая роль Гульгене. Я еще подумала: «Где отыскали этот самородок? Как маленькая девочка может ТАК играть !» Позже я узнала, что «маленькая девочка» только что родила ребенка и давно работает на сцене ТЮЗа. Случилось так, что вскоре я уже сама стояла на одной сцене с Леной и, более того, оказалась с ней в одной гримёрке! Подружились не вдруг, вначале приглядывались друг к другу, а теперь доверяем всецело. Она прямолинейна и бесхитростна, добра и щедра в своей дружбе и отношении к людям».

Кстати, именно роль Гульгине Елена называет знаковой ролью в своей актёрской биографии. Была еще Сесиль Воланж в спектакле режиссера А. Литвина «Опасные связи» на основе эпистолярного романа Шодерло де Лакло, где Елене Синицыной удалось создать образ доверчивой простушки, недавней воспитанницы монастыря, в которой по воле интриганов, сговорившихся отомстить её жениху, развратив её, просыпается кровь некогда любвеобильной, а ныне напыщенной пуританки, её матери.

Говорят, что у зрителя каждый актёр западает в душу своей ролью. Я дорожу своими зрительскими впечатлениями от игры Елены в спектакле «Прощание в июне» по пьесе А. Вампилова. В этом спектакле она сыграла Строгую – показательно принципиальную комсомолку, где-то смешную, впервые на сцене её героиня появляется в бигудях, и в то же время безобидную только в юном возрасте, на сцене Елена создаёт характер такого человека, о котором обычно говорят «далеко пойдёт». Активистка, она знает о студентах своего общежития абсолютно всё, потому что наушничает и сплетничает.

Сегодня одна из лучших, на мой взгляд, ролей Елены Синицыной роль свиньи Мушки в постановке В. Чигишева «Очень простая история» по пьесе М. Ладо. Её свинка, живет в тесном загоне, обожает хозяина, пахнущего едой, жиреет, но при этом страстно мечтает летать.

ogfs9is3ku0Играть животных для Елены не впервой. За всю сценическую жизнь ею было сыграно большое количество: Зайчиков, один из них просто очарователен в спектакле «Дикий» по пьесе В.Синакевича, Белочек – Белочка в не так давно снятом с репертуара спектакле «Заячье сердце» получилась у неё задорной и кокетливой одновременно, Мышек – сегодня это мышка в спектакле «Теремок» и в сказке про «Репку», очень мил в её исполнении один из котят сказки С.Маршака «Кошкин дом».

«Что касается белочек, зайчиков, мышек – это всё моё, – с лучезарной улыбкой говорит Елена. — Если кто-то стесняется их играть, говорит, что не состоялся как актёр, потому что мало занят в вечерних спектаклях, то для меня -это абсолютно моя стихия. Вот ушки на голове и хвостик пушистый, перевоплотиться в сказочное животное – я это обожаю. Всё, о чем я мечтала, не сводя глаз со сцены Нижегородского ТЮЗа, я воплотила в жизнь».

Сегодня по всем приметам Елена чувствует себя в «своей тарелке». И хотя впереди у неё еще много ролей, уже сейчас можно сказать, что как актриса она состоялась. Она не представляет, как можно играть для детей нечестно, считает, что даже самый маленький зритель важен для её театра. Она боготворит сцену, считая, что та и лечит, и даёт жизненные силы. «Мы можем болеть, потерять голос, у нас может быть давление или высокая температура, но никто из зрителей и никогда не заметит этого, потому что на сцене мы оживаем. Потом, после спектакля, тебе может стать в два-три раза хуже, чем до него, но, когда ты выходишь на площадку, всё у тебя замечательно!»

Разве это не одна из ипостасей недекларативной, нетрибунной любви актрисы к театру?

Что же касается Елены Валерьевны Синицыной как человека, то вырисовывается облик современной женщины – энергичной, требовательной к себе, и вместе с тем глубоко ранимой и научившейся надежно скрывать эту ранимость от посторонних взоров.

3WDAmEtP9uo«Я по жизни получаю всё, что хочу, но только мне известно какие препятствия мне для этого приходится преодолевать. Просто никто и никогда за меня словечка одного не замолвил». – опять же с улыбкой говорит она о себе. Есть в этой маленькой хрупкой женщине некая тайна и урок для всех нас: жестокие удары судьбы рождают в ней не злобу и отчаяние, а вопреки всему, — доброе и светлое приятие жизни.

А подтверждением крепости характера, спокойного, нелукавого достоинства в отношениях актрисы с самой собой, с миром, с людьми, могут служить слова её подруг: Алсу Густова: «Это необыкновенно светлый человек. Это невозможно не почувствовать при общении с ней. Леночка, спасибо тебе за то, что ты рядом со мной все эти годы!

Гульнара Мухтарова: Она очень заботливая мать, великолепная хозяйка, дома у нее всегда такая чистота, как в операционной. Она никогда ничего не делает наполовину, все начатые дела доводит до конца, у нее великолепная память. Если она за что-то переживает, то до заворота кишок! У нее все со знаком плюс, от того она и интересна людям и друзьям. Ленка! Я тебя обожаю!

Об авторе: Ирина Ульянова

Посмотреть все публикации автора


Рейтинг@Mail.ru

© 2019. Информационный портал "Я Казанец". При использовании материалов сайта гиперссылка на yakazanec.com обязательна. Ресурс может содержать материалы 16+