Суббота, 7 20 декабря19 16 +  RSS  Письмо в редакцию
Суббота, 7 20 декабря19 16 +  RSS  Письмо в редакцию
20:27, 07 июня 2016

«Брак по-итальянски». Премьера в Качаловском


В казанском драматическом театре им.В.Качалова прошла премьера постановки А.Славутского «Брак по-итальянски» по пьесе Эдуардо де Филиппе «Филумена Мартурано».

В качаловский удобно приходить всей семьёй или с близкими людьми. Ему присущи, — театр и не скрывает этого, — здоровый консерватизм и отсутствие стремления к эпатажу. Здесь «не ломают хребет» классикам, меняя местами, конец и начало и передёргивая смыслы. Вслед за своим учителем – режиссером и педагогом Андреем Гончаровым, Александр Славутский воспринимает театр как Храм, куда люди приходят, не то, чтобы отдохнуть, это удобнее сделать на диване перед телевизором, но зарядиться положительной энергией. Однажды, взяв на себя миссию продолжать это назначение театра, режиссер Славутский часто повторяет: «Быть может, я принадлежу к поколению романтиков или утопистов, но, на мой взгляд, суть каждого спектакля «выплеснуть чашу на воспалённую зону партера». Чашу добра и красоты на взбудораженный, взвинченный дневной суетой зрительный зал. Неслучайно, здесь всегда и всё: от настольной лампы до шторной тесьмы и «от туфелек до шляпки» сделано и подобрано — со вкусом, которому могла бы позавидовать сама Мэри Поппинс.

Новая постановка качаловского театра «Брак по-итальянски» по пьесе итальянского драматурга Эдуардо де Филиппо «Филумена Мартурано» для театра, скорее, правило, чем исключение. Декорации спектакля — образчик сценографического мастерства (художник-постановщик А.Патраков). Геометрически точные линии лестницы на заднем плане разграничивают пространство сцены не только на первый и второй этаж — формально, но условно делят её на балкон, террасу, спальню, кухню и гостиную. Внутреннее убранство особняка – удачное сочетание грубого дерева и ткани, а минимализм композиции создаёт эффект разреженного воздушного пространства. Впечатление долгожданной после сиесты вечерней прохлады дополняют развивающиеся от ветерка невесомые занавески и чуть приглушенный шафрановый свет (художник по свету Е.Ганзбург). Стол, явно накрытый для романтического ужина: белоснежная скатерть, поблескивающее в свете софитов столовое серебро, шикарный букет алых роз, а также мужчина, мирно читающий газету в глубине сцены, навевают спокойствие и добавляют определенный шарм картине.

674546Эта идиллия будет взорвана в одночасье, когда на сцену спустятся женщина в сиреневом халате — героиня, вокруг которой будет «закручен» сюжет — Филумена (С.Романова) и бегущий за нею с криками: «Я убью тебя! Тебя и всех, кто тебе помогал!» мужчина. Эти слова вовсе не к лицу ухоженному джентльмену старше средних лет, и его образу: итальянские усики, щегольской пиджак, галстук-бабочка, черные с белыми полосками, в тон брюкам, штиблеты – хозяина дома, Доменико Сориано (М.Галицкий). Но в эту минуту он прибывает в неистовом гневе.

Сцена быстро наполнится группой людей, которые образуют два лагеря. На половине хозяйки окажется экономка Роза (А.Иванова), за спиною хозяина — Альфредо , тот самый мужчина, который только что вальяжно читал газету за маленьким уютным столиком. Геннадий Прытков не жалеет красок в изображении своего героя. Его Альфредо, принуждённый отвечать на вопросы Доминико, каждый раз будет преображаться до неузнаваемости. Обычную скуку и рассеянность на его лице будет сменять гримаса страха, покорности и подобострастия. Он будет внезапно краснеть, голова склонится на бок, очки съедут на кончик носа, ноги подогнуться в коленях, а руки будут нервно мять уголок газеты. Стоя чуть позади хозяина, от каждого его взгляда он отшатывается, как от выпада рапиры. Всё его существо — иллюстрация фразы, которую он произнесёт в середине действия: «Я не в счёт!». Сейчас же в ответ на требование хозяина немедленно подать пистолеты, чтобы застрелить жену, он прошепелявит: «Вы шами велели шнести их в ремонт».

Молодая служанка Лючия (Е.Казанская) займёт нейтральную позицию. Это особа, которая ничего не боится и никому не предана. Как полагается девушке, мысли её заняты привлекательными мужчинами, и как надлежит хорошей служанке, она молчит, где надо, и предпочитает обходить острые углы.

76867876Впрочем, хозяйка дома Филумена, вряд ли нуждается в чьей-либо поддержке. Она без тени смущения выслушивает тираду Доминико. Демонстративно спокойно нанизывает на вилку спагетти. Медленно, внятно работают её жевательные мышцы. И весь её вид представляет собой контраст с бушующим мужем.

Как стало понятно из гневного монолога Доминико, его — джентльмена, у которого «никто и никогда не мог выбить землю из под ног», выйти, в буквальном смысле, из себя заставил обман его новоиспеченной законной супруги. После 25 лет совместной жизни и ведения хозяйства Филумена заставила мужа обвенчаться с нею, притворившись умирающей. Поводом послужило желание мужа, который потерял счёт своим изменам, жениться на девице Диане. «И это всё?! – воскликнет женщина, как только наступит пауза, — С сегодняшнего дня я твоя жена!» Она, наконец, встанет из за стола и мир вокруг бедного обманутого супруга окончательно перевернётся. Будет осмеян шикарный букет, заготовленный для молодой, а сама она, жеманно-манерная (Э.Фардеева), раздета до чулок, корсета и фаты и выдворена из дома. Её подарок – газовый шарфик, будет низвергнут на пол и здесь Михаил Галицкий удачно сыграет сцену, в которой его герой, объятый малодушным ужасом, строя гримасы, хочет, но не может заставить себя поднять «втоптанное в грязь». Но окончательно «добьет» хозяина дома заявление супруги, что целью её манёвра было завладеть не его деньгами, а именем «Сориано», которое должны носить трое её сыновей, существование которых она скрывала от Доминико все эти годы.

Несмотря на то, что в пьесе Эдуарде де Филиппо Филумена описана, как женщина «плебейского происхождения», манеры которой зачастую далеки от изящных, а Светлане Романовой свойственна некая аристократичность, актрисе удалось показать синьору, «наделенную природным умом, внутренней порядочностью и силой», но выжженную изнутри. Глаза её Филумены, видимо когда-то горящие, сейчас напоминают два тлеющих угля, они полны горя, но не прольют ни единой слезинки. В ней угадывается решительная готовность уничтожить всё на пути к её цели – выполнить свой материнский долг, — дать выросшим детям то, что не смогла она им дать в то время, когда они были маленькими.

Наперсница хозяйки, Роза, не устаёт повторять про Филумену: «Святая!» По её словам, детям бывшей «уличной девки», как её называет Доминико, когда они были малышами, не хватало разве что «птичьего молока». Игра А.Ивановой в спектакле построена на нюансах: повороте головы, едва уловимой хрипотце в голосе, тяжеловатой походке, некоторой угловатости. Во всём этом, да еще в торопливой готовности прийти на помощь любимой хозяйке проступает немногословная женщина из простонародья с широкой душой.

7687687Доминико останется глух к восторженным словам Розы, не впечатлит его и монолог Филумены Мартурано о том, какие обстоятельства заставили её зарабатывать в «том доме», в котором много раз бывал Доминико в молодости. Но заявление жены, что один из троих юношей его сын «вышибет его из седла». И вторую часть спектакля зрители вместе с хозяином дома будут гадать, кто же из троих может быть отпрыском зажиточного буржуа. Тот, с которым он готов поделиться деньгами, наследованными от его отца и приумноженными не без помощи Филумены. Быть может, «сантехник» Микеле (Ю.Дмитриев). Мими — так звали Доминико Сориано в молодости, — невысокий, деловитый, рано женившийся и имеющий четверых детей, молодой человек. Владелец модной лавки Рикардо (Т.Гаврилов) – щеголь и обожатель хорошеньких женщин, каким был, да и до сих пор остался, Доминико. Или писатель Умберто (В.Кутергин) – имя короля Умберто священно в семье Сориано, — самый умный и утонченный.

Известно, что пьеса «Филумена Мартурано» принесла автору мировую известность. Первая премьера в Неаполе в 1946 году имела ошеломляющий успех, за кулисы приходили люди, и каждый рассказывал свою историю, схожую с этой. Мало ли женщин на закате семейной жизни сталкиваются с проблемой: «седина в голову – бес в ребро», когда их мужья, поддавшись неистовому желанию нравится, пускаются в погоню за юными сердцами. Эта история закончится победой Филумены – после расторжения принудительного брака, Доминико добровольно сделает ей предложение.

678768455На первый взгляд может показаться, что в сценах свадьбы художнику по костюмам вдруг изменило чувство вкуса. С.Романова, которая только за первый акт меняет три наряда, один другого лучше, выйдет на сцену в свадебном платье цвета снега, присыпанного пеплом, со множеством рюшей, страз и вышивки. В нём она выглядит пышной матроной, никак не итальянского покроя. Но с лица её не будет сходить такая счастливая улыбка, такое неподдельное смущение, что подумается, что все невесты одним миром мазаны, а женщине, мечта которой исполнилась через 25 лет и вовсе простителен любой каприз.

Сцены счастья будет сопровождать живая музыка. Квартет музыкантов исполнит неаполитанскую мелодию «Скажите девушки подружке вашей», которая прописана в теле пьесы. Без лишних слов она объяснит, что «всех красавиц милей и краше» та, что рядом с тобой. Пафос достигает кульминационной точки, когда Филумена, сильная женщина, с зажатым в кулаке носовым платком, будет плакать от счастья.

Так, с хорошей, но слегка преувеличенной театральностью, нам будет рассказана жизнеутверждающая история Филумены Мартурано. Единственное, что вызывает некоторое недоумение в постановке А.Славутского — это размеренность действия. Как море, спроецированное на заднике не меняет своей формы, цвета и монотонного плеска, так и эмоции героев не выходят из берегов. Хотя хотелось бы, чтобы и то, и другое меняло свои краски, созвучно происходящим событиям. Быть может, тогда и поменялся бы темпоритм спектакля на более схожий со знойной, экспрессивной Италией.

Фото: teatrkachalov.ru

Об авторе: Ирина Ульянова


Рейтинг@Mail.ru

© 2019. Информационный портал "Я Казанец". При использовании материалов сайта гиперссылка на yakazanec.com обязательна. Ресурс может содержать материалы 16+