Вторник, 19 20 ноября19 16 +  RSS  Письмо в редакцию
Вторник, 19 20 ноября19 16 +  RSS  Письмо в редакцию
23:56, 12 ноября 2015

Качаловский театр включился в PRO/Движение


читка 5В Казани стартовал второй этап проекта PRO /Движение, который проводит Центр режиссуры и драматургии «Первый».

Напомним, 1 октября были обнародованы результаты конкурса пьес татаро- и рускоязычных авторов. В тот же день пьесы-победители и пьесы, попавшие в шорт-лист, были переданы потенциальным режиссерам читок, которым было дано право самим выбрать произведения, над которыми они хотели бы поработать.

«На этапе читок для нас главное презентовать автора и его текст, проникнуться его идеями, донести их до зрителя», — поясняет художественный руководитель Центра Юлия Захарова,
10 ноября пьесой «Гаджеты», одной из самых молодых авторов конкурса, Екатерины Егоровой, открылась серия читок.

авторыА 11 ноября на малой сцене качаловского театра прошла читка следующего драматургического произведения. Илья Славутский, выступивший в роли режиссера, взял в разработку комедию «Carpe diem» («Живи настоящим»), которую написали главный редактор журнала «Идель», поэтесса, Альбина Абсалямова и её заместитель, поэтесса Алёна Каримова под общим псевдонимом Салям Каримов.

Пьеса на производственную тему – в ней описан один день из жизни редакции журнала «Литературный идеал». Производственную, потому что это мог быть один день из жизни любого отдела, имеющего отношение к культуре, да и даже не имеющего. Прекрасно смотрелся бы отдел уголовного розыска или по борьбе с организованной преступностью, — динамики, во всяком случае, точно было бы больше. А так мы наблюдаем редакционную жизнь с ее агонизирующим ритмом: чаепитие с вялым обсуждением знакомых и «пациентов» журнала, сменяют ложно-лихорадочные взрывы активности, связанные с тем, что в этот день в печать сдаётся очередной номер. Кстати, ритм пьесы с точностью флюгера уловили актёры качаловского театра, участвующие в читке: заслуженные артисты РТ Елена Ряшина, Илья Славутский, Ирина Вандшева, Надежда Ешкилева, артисты Славяна Кощеева, Елена Казанская, Илья Петров, Александр Малинин, Алексей Захаров, Максим Кудряшов, Илья Скрябин.

Как не старались актёры изобразить обстановку стресса в столь бешеный, по всей вероятности, день, текст упорно этому сопротивлялся.

Герои — главный редактор Лейла и ее заместитель Дина штудировали материал, корректор, Марина Исааковна, корректировала, дизайнер верстал, сотрудница Аня «что-то набирала на клавиатуре», коммерческий директор бросался из крайности в крайность в поисках подписчиков. Параллельно Лейла и Дина отбивались от многочисленных посетителей, каждый из которых норовил вставить в номер свои графоманские опусы или предложить отнюдь небескорыстные услуги или ухаживания. Даже сообщение, что журнал собираются вот-вот закрыть за нерентабельностью, прозвучало из уст Елены Ряшкиной в роли Лейлы, как то мимоходом.

читка 5 читка 6Многофигурная пьеса, настолько многофигурная, что каждый из 12 актёров, кроме троих, читал за трёх-четырёх персонажей, населена, однако, плоскими ходульными героями. Во многих из них к тому же отчётливо проглядывает «вторсырье» — образы, собранные из черт и характеристик хорошо знакомых литературных героев. «Что говорить, присыпанные нафталином персонажи в наши дни, действительно, встречаются, хотя, обладая неплохой приспособляемостью они, в большинстве своём, мимикрировали. Так что прямолинейное заявление: «Я гений, когда пришло вдохновение, тогда и написал», даже из уст горе-писателя звучит архаично и не очень смешно. В системе персонажей Лейла и Дина лишены яркой авторитарности, а студенты – единственные в пьесе адекватные читатели журнала — индивидуальности.

Верно отразили авторы, пожалуй, лишь то, что общество наше дало крен в сторону женщин. В редакции «Литературного идеала» мы видим женский мир, где мужчины, если и присутствуют, то отличаются от стойких женщин истеричностью и женоподобием, как дизайнер, который всё время ворчит и стонет, но «на него никто не обращает внимание». Или как маскирующийся под натурала гомосексуалист с эфебофилическими наклонностями, некий мэтр Ахметов, о котором рассказывает подруге Лейла.

Мансур ГилязовИзначально основной задачей проекта PRO /Движение Центра драматургии и режиссуры «Первый» было определить: насколько пьеса приспособлена для сцены, поэтому именно с этой точки зрения была рассмотрена и комедия «Carpe diem». Несмотря на большое количество ремарок, а быть может, именно в силу того, что ими авторы буквально нашпиговали своё произведение, действие пьесы было признано несценичным. «Совершенно роскошное прочтение актёрами качаловского театра, вам повезло, что пьеса попала в такие руки, – сказал присутствующий на читке, Мансур Гилязов, обращаясь к авторам. — Было интересно слушать, правда, ремарками авторы активно вторгались в режиссуру, подсказывая, что делает персонаж, как он говорит, какое у него настроение. Это навело меня на мысль… В советские времена был такой жанр — радиопьеса. Вот такой же удивительный эффект, она так написана и попала в руки людей, которые ее великолепно прочитали».

Известный татарский драматург так же отметил, что при неплохо сделанных диалогах, пьеса лишена основных составляющих драматургической композиции: в ней нет интригующей завязки, конфликта и яркого финала, и потому постановка пьесы на сцене вряд ли возможна, как немыслимо дерево с красивыми листьями, но без ствола и корней. «Я всегда, в любом произведении искусства, жду мощного финала, который даст мне понять, ради чего всё это было», — сказал он и привёл в пример скучный фильм, который хочется пересмотреть вновь, если его финал смог впечатлить. «Вам нужно определиться, чего вы хотите от данного произведения : оставить всё как есть, пьесу – как литературной жанр, как пьесу для чтения или довести её до ума, попробовав выстроить конструкцию».

Один из зрителей, представившийся: «Натан Солодуха, заведующий кафедрой философии», вызвался сказать слово в защиту авторов, с которыми он хорошо знаком. На его взгляд, пьеса своевременна и актуальна, удачна и её трёхчастная структура. Но как только он начал углубляться в разбор целей, поставленных перед каждой частью, пришёл к выводу, что все они не выполнили в полной мере своей задачи, вторая часть – самая важная для пьесы, несколько абстрактна, и что произведение «рассыпается».

читка 1Но в целом зрители благосклонно отнеслись к первому драматургическому опыту молодых поэтесс. Режиссер постановки Илья Славутский пояснил, почему он остановил свой выбор именно на «Carpe diem» . «К сожалению, хорошей драматургии, в поиске которой мы всегда находимся, — если вам скажут обратное, то вы не верьте, любой хороший театр, особенно такой как наш, всегда ищет пьесу, которую можно поставить — где люди будут разговаривать языком, понятным нам, сегодня крайне мало. Конечно, всегда есть замечательные пьесы классиков, много раз проверенные театрами. Например, мы сейчас готовимся к премьере «Дон Жуана», приглашаю вас на неё 24 числа. Но наряду с такими, хотелось бы видеть на сцене истории, в которых говорят коротко и современно. Но в новой драме есть два вида пьес. Одни, которые можно поставить, но не хочется, потому что они профессионально написаны, но их главные герои обязательно бомжи, подонки, убийцы, негодяи, наркоманы. Есть пьесы, которые хороши, но их невозможно воплотить на сцене, потому что они не имеют драматургического механизма. В пьесе, которую мы сегодня читали, есть самое главное, на мой взгляд. Я, наконец, нашел доказательство тому, что ни я один хочу пьесу про нормальных людей, где в начале сын не зарубил мать топором, и никого не изнасиловали. Я понимаю описанную ситуацию, чего люди хотят, за что они борются. Очень важный вопрос, который ставят авторы: для чего существует искусство, нужно ли оно? Мы когда начали разбирать эту пьесу, поняли, что в редакции этого вымышленного журнала, ситуация очень похожая на ситуацию в театре. Ну как объяснишь, зачем нужен театр? В Сингапуре, вообще нет театра, ничего! Люди живут! Но как говорит в пьесе Лейла, «но тем не менее». Меня это тронуло! Безусловно, если доработать, написать более объемные сцены, гипотетически, это можно воплотить, здесь есть тенденция и это очень важно!»

Установлено, что люди приходят в драматургию, как правило, будучи молодыми на волне творческого порыва и юношеской дерзости. Поэтессы Альбина Абсалямова и Алёна Каримова находятся сейчас в том прекрасном возрасте, когда дерзость еще не сменилась осторожностью, но багаж жизненного опыта вполне позволяет сочинять интересные сюжеты, а поэтический дар делать их глубокими и многозначными. Комедия « Carpe diem » , действительно, хороша как радиопьеса. Почему бы именно Татарстану не возродить этот жанр?! Её приятно послушать в долгой дороге, сидя за рулем автомобиля. По крайней мере, нужный поворот точно не пропустишь.

Фото: vk.com/teatrkachalov

Об авторе: Ирина Ульянова


Рейтинг@Mail.ru

© 2019. Информационный портал "Я Казанец". При использовании материалов сайта гиперссылка на yakazanec.com обязательна. Ресурс может содержать материалы 16+