Воскресенье, 26 мая 2019 16 +  RSS  Письмо в редакцию
Воскресенье, 26 мая 2019 16 +  RSS  Письмо в редакцию
23:36, 21 июня 2017

«Зачем пойдёшь, то и найдёшь»


Рассказом о спектакле «Грёзы любви или Женитьба Бальзаминова» по пьесе А. Островского «Я-Казанец» завершает цикл статей, посвященных гастролям Санкт-Петербургского театра «Мастерская» в рамках федерального проекта «Большие гастроли».

Сложность работы над этим спектаклем для режиссера заключается в том, что комедия, написанная полтора века назад (в 1861 году), с одной стороны должна звучать современно и актуально, с другой — не повторять многочисленные предыдущие постановки пьесы. Григорий Козлов, не входя в спор с традициями сценического истолкования, успешно преодолевает историческую дистанцию. Бытовые сцены сосуществует с почти цирковыми трюками, психологическая точность реплик сочетается с подчеркнутым внешним комизмом, временами переходящим в гротеск.

Григорий Козлов в своей постановки комедии сделал акцент на то, что Бальзаминов с самого рождения был на попечении женщин, что не могло не повлиять на формирование его характера, капризного и заносчивого. Прологом спектаклю служит картина, в которой мать и кухарка Матрена в четыре руки несут новорожденного в баню. Бережно погружают в лохань младенца, а выныривает оттуда – юноша. Его попытку прикрыть наготу, мамаша обрывает насмешливым: «Тю! Ты чего? Чего я там не видела-то?» Пока он рассуждает о женитьбе, его кормят кашей из ложечки, при этом он хнычет: «Подуйте, маменька, что вам сложно, что ли!» Состарившаяся на наших глазах «маменька» остаётся всё в том же кружевном платке и сорочке, добавится лишь чепец и мягкие валеночки, смысл её существования теперь Мишенька, не до нарядов. Существование Алены Артемьевой в роли Бальзаминовой, её походка, манеры, её безграничная любовь к сыну, безусловно, основаны на наблюдениях за реальными людьми. Потому, несмотря на молодое, не тронутое гримом, лицо, ей хочется верить.

Матрёна правая рука купчихи Бальзаминовой. Она в меру умна, находчива и терпелива.

Матрёна разливает чай по чашкам, женщины только что вышли из парной. «Хорошо теперь, Матрена, чайку-то, после бани-то!» — замечает Бальзаминова. «Уж это на что лучше! По всем жилкам, по всем суставам пройдет»,- с готовностью соглашается Матрёна и всю неоднозначность этих слов можно понять чуть позже. С приходом свахи становится окончательно ясно, что в чайнике налито что-то покрепче чая. Тем временем над кроватью, где мирно почивает заботливо укрытый лоскутным одеялом юноша, в алом зареве (художник по свету А.Рязанцев) вьются сновидения юноши, барышни в декольте и юбочках. За разговором женщины сходятся на том, что их воспитаннику пора жениться. Правда, Матрёна считает, что лицом жених не вышел и чином мал, а потому трудно будет найти подходящую партию. Да и характер сына, вздыхает мать, неровный.То «мягонький, как цыплёнок», то нестерпимо суровый.

Юный Бальзаминов просыпается от шума, который произвела Матрёна, укладывая в чулане посуду. Голова на тонкой шее, всклоченные со сна волосы, длинная ночная рубаха, Максим Студеновский, в роли Миши и впрямь напоминает неоперившегося цыпленка. Только не «мягонького», потому что, не досмотрев приятный сон, Миша очень сердит на Матрёну. Он даже пытается надавать кухарке тумаков, но та принимает бойцовскую стойку, взяв в руки по венику и не на шутку намереваясь отражать удары. Свою досаду на жизнь Бальзаминов выплескивает в монологе о несправедливом устройстве мира, где богатые (актёр кивает на первые ряд партера) женятся на богатых, а бедные (показывает на последние ряды зрителей) на бедных. «Будь я государем, — весь подбирается Мишенька, при этом беря в руки первые попавшиеся предметы и держа их на манер скипетра и державы, а кисейною занавеской накрывая плечи вроде горностаевого покрывала, — я бы издал Указ, чтобы бедные непременно женились на богатых!»

Появление свахи Акулины Гавриловны Красавиной – разбитной женщины с широким размахом рук (Ольга Каратеева), в классическом костюме «баба на чайник», под песню «Вдоль по Питерской» окончательно портит мечтательное настроение Бальзаминова. Опыт предыдущего неудачного сватовства, в котором упрекает Бальзаминов сваху, не позволяет ему услышать, её, вообщем-то, резонные аргументы. Не в силах, решить простить промах свахи («Сваха должна свахать», — уверена она) или выгнать её, как настаивает сын, Павла Петровна Бальзаминова удаляется «вздремнуть часок». Тогда как Миша вступает с навязчивой свахой в перебранку, которую в итоге проигрывает. В тупик Красавина его ставит словом «клабет». А еще убийственным аргументом, что величина богатства зависит от умения считать деньги. «Всякий чиновник, что к деньгам приставлен, имеет столько денег, до скольки считать умеет».

Музыкальность постановки временами роднит её с водевильной трактовкой. В спектакле звучит музыка Р. Вагнера, Я. Пригожего, Дж. Россини, Ф. Шопена (музыкальное оформление А.Юрьев). Под песню «С ярмарки ехал ухарь купец» на сцене появляется новый персонаж – некий Чебаков (Николай Куглянт), с которым недавно Бальзаминов сблизился. Офицер в отставке, он производит впечатление солдафона, не привыкшего утруждать себя долгими размышлениями, в тоже время он не лишен манерности. Выпив чашку чая, того самого, с которого сморило хозяйку, от которого пришла в невероятное возбуждение сваха, Чебаков вызывает смех зала, дёргаясь в танцевальных движениях. Мишенька Бальзаминов, демонстрируя товарищу свой наряд, делает пятикратное фуэте. Только новый камзол, мало интересует отставного Чебакова. В его планы входит использовать простодушие своего приятеля, чтобы передать весточку девицам Раисе и Анфисе, которых по причине невоздержанной любви к мужчинам, братья заперли за высокими заборами, а для верности еще и приставили к ним старую Химку. Для этого Бальзаминов должен переодеться, и проникнуть в их дом под видом башмачника.

Следующая сцена начинается с номера Химки. Эту роль исполняет Арина Лыкова. Только теперь перед нами сгорбленная женщина в чёрном одеянии. Шаркающей походкой она пересекает сцену со свечой в руках, нюхает табак, а затем долго корчит губы и морщит нос, собираясь чихнуть. Когда ей это удаётся, всё повторяется вновь. Наконец, сделав еще несколько шагов вглубь сцены, Химка неожиданно с грохотом пропадает, вероятно, провалившись в погреб, нарочно оставленный открытым Анфисой и Раисой.

Девушки Анфиса (Марина Поликарпова) и Раиса (Полина Сидихина) быстро разбирают кровати. Сценография постановки чрезвычайно условна и лаконична. Высокая кровать Бальзаминова и небольшой постамент подле неё, передвигаются из глубины сцены в центр и теперь изображают девичью (сценография и костюмы: Василий Семёнов, Наталья Грошева). Сидя на кроватях в ночных сорочках, девушки обмениваются тяжеловесными репликами «Тоска, Анфис!» «Тоска, Раис!» От скуки же начинают кокетничать со зрителями, как если бы девушки стояли у окна и посылали многозначительные взгляды проходящим мимо мужчинам. В вялом разговоре между собой, они поддевают друг друга. Анфиса хвастает, что её обещал «увезти» Чебаков. «Страшно, Анфис!» — сомневается Раиса. «Страшно? Меня уж увозили!», — заносчиво отвечает сестра. «Да! Только что-то ты больно рано воротилась!» Тем временем из погреба с трудом выкарабкивается Химка. «Пришёл! — извещает она, — Башмачник пришёл, мерки сымать!».

Далее следует одна забавная сцена за другой. Чтобы пообщаться с посланцем любви, сестры с помощью Химки перелезают через плетень. Только Химка – опять же человек из народа, при всей своей неуклюжести и заторможенности, переваливается через преграду с ловкостью циркача, предварительно поставив рядком большущие сапоги. Анфиса с Раисой застревают между перекладин и никак не могут освободиться.

С большим чувством юмора сделана сцена признания в любви к Раисе Мишеньки Бальзаминова. Не случайно М.Студеновский не раз был отмечен критиками за эту роль, в ней он, и, правда, великолепен. Его Бальзаминов кажется чувствует приближение женщины кожей, сжимаясь в комок. Избегает прикосновений, ежеминутно делает попытки сбежать, слепнет от нарочито обнажённого плечика, а затем, начав с робких поцелуев ручки, осмелев, забывается и чуть ли не кусает руки своей пассии.

Но всё кончается плохо для влюбленного. Преследуемый собаками, Бальзаминов перемахивает через забор и оказывается во дворе Белотеловой, которая как раз в это время ведёт тягучую и липкую, как мёд, беседу со свахой. Стройная актриса, Полина Воробьева, превращается в пышную вдову прямо на сцене, надевая толщинки и широкую юбку. Помогают ей в этом служанки. Одна из которых, явно переодетый юноша с приклеенной косой, другая – вновь в ипостаси женщины из народа, всё та же Арина Лыкова.

Вернувшись от Белотеловой, Бальзаминов строит планы на новую жизнь и делит еще призрачные деньги. Тут то и проявляется результат женского воспитания. Эгоист, он с высока разговаривает с маменькой, не говоря уже о Матрёне. Хотя те и продолжают любить своё единственного дитятко, подыгрывая ему в его мечтаниях. Конец истории о Мишеньке Бальзаминове, трудно назвать оптимистичным. То к чему он стремился, то вроде бы сбылось — Мишенька получает от Белотеловой золотые часы её мужа в знак расположения. Вот только будет ли счастлив Миша Бальзаминов, ведь последние свои слова он произносит на совершенно пустой сцене, словно разговаривая сам с собой.

«Зачем пойдёшь, то и найдёшь» второе, а может быть и основное название пьесы, придуманное А.Н.Островский. Как нельзя, кстати приходится это высказывание по отношению к зрителям. Те казанцы, что ждали от Санкт-Петербургского театра приятных ощущений, получили удовольствие от просмотра хороших, добротных, талантливо и вкусно сделанных спектаклей. Всю неделю, что работали артисты «Мастерской» на казанской сцене, в театре были аншлаги. Сами артисты отметили хороший приём зрителей, и гостеприимство хозяев сцены, организаторов гастролей.

А в настоящее время зрители г.Киров платят той же монетой труппе Качаловского театра. «Настоящим культурным взрывом» и «главным событием лета в культурной жизни области» уже сейчас называют кировские СМИ триумфально идущие гастроли казанского театра, — сообщает пресс-служба театра , — первая половина которых завершилась спектаклем «Роковые яйца» по одноименной повести Михаила Булгакова. За неделю сыграно семь спектаклей, среди которых такие хиты Качаловского как «Женитьба Фигаро», «Скрипач на крыше», «Пиковая дама», «Брак по-итальянски», «Золотой слон».

Фото Ольги Акимичевой, предоставлено театром имени Качалова

Об авторе: Ирина Ульянова

Посмотреть все публикации автора


Рейтинг@Mail.ru

© 2019. Информационный портал "Я Казанец". При использовании материалов сайта гиперссылка на yakazanec.com обязательна. Ресурс может содержать материалы 16+