Среда, 20 20 ноября19 16 +  RSS  Письмо в редакцию
Среда, 20 20 ноября19 16 +  RSS  Письмо в редакцию
19:02, 30 марта 2015

Второе дыхание «Продавца дождя»


tBurqM8op8oНовое это хорошо забытое старое. В конце марта в Казанском ТЮЗе прошло странное событие  — премьера спектакля «Продавец дождя» по пьесе американского драматурга Ричарда Нэша — спектакля, который в течение 18 лет, не сходил со сцены театра.

Он был поставлен в 1996-м,  в сложный для театра период. Накануне пожар уничтожил  зрительный зал, сцену, ряд подсобных помещений и вспомогательных цехов. Пожар – стихийное бедствие, которое не пожелаешь и врагу даже в лучшие времена, а в разгар перестройки это несчастье, возведенное в квадрат. Оценив масштаб разрушений, и убедившись, что городским властям не до того, режиссер ТЮЗа, Борис Цейтлин,  оставил наш город. Больше половины труппы разъехалась по стране в поисках  заработка. В Казани осталась горстка артистов.  Под руководством одного из них, такого же актёра, Романа Ерыгина, они и создали «Продавца дождя», чтобы заработать на свой кусок хлеба. И надо отметить, настолько удачно, что несколько  поколений зрителей могли видеть на сцене, а пока не было восстановлено здание ТЮЗа, это были самые разные площадки, историю девушки, которая  не смогла выйти  замуж по причине своей непривлекательной наружности и незаурядного ума.  Действие происходит в одном из штатов Америки на фоне палящей жары, доводящей людей до исступления.  Засуха не только выжгла посевы, но и до предела обострила взаимоотношения между героями. Однако, появился, словно материализовался из  сгустка энергии, человек, объявивший себя продавцом дождя, и повернул вспять жизни и взгляды членов семьи Карри. Кто он – мошенник, спасающийся от преследования властей, чудак или волшебник? По его собственному определению, он, то «доброе, что есть в каждом из нас».

yvepNp0iaBEС приходом на должность главного режиссера, Туфана Имамутдинова, казанский ТЮЗ взял курс на омоложение труппы. Новый капитан считает, что в молодёжном театре должны играть молодые артисты. Принесёт это удачу театру или проблемы — покажет время. Но попрощавшись со зрителем 30 января этого года, 20 марта спектакль вновь вышел на сцену в совершенно ином, молодом, составе. Из старого в нём остался лишь один актёр, Роман Ерыгин. Надо полагать, именно он не дал умереть своему детищу и взял на себя труд воссоздать его с молодыми актёрами. Сам он все эти годы играл в «Продавце дождя» роль Ноя — старшего сына Карри, человека взвалившего на себя большую часть всех дел по ведению хозяйства и оттого остро чувствующего ответственность за судьбы младших — подростка, Джимми, влюблённого в ветреную девицу Снукки и незамужнюю сестру Лиззи. В результате рокировки в обновленной версии он стал отцом семейства Карри, вместо Александра Купцова, ранее исполнявшего эту роль. Это равнозначная замена и разумное решение, ведь по возрасту актёр уже давно перешёл в разряд отцов. В силу несомненного таланта он исполнил свою новую роль довольно интересно. По сцене он перемещается слегка  косолапой походкой, словно колени  старого фермера разбиты артритом.  По стариковски подслеповато прищуривается, натирая тарелки клетчатым полотенцем, и по отечески переживает, когда ссорятся сыновья или речь заходит об очередной неудавшейся попытке выдать  Лиззи замуж.  А в роли Ноя Карри Романа Ерыгина сменил  Арсений Курченков. Актёр, до сих пор игравший роли незлобивых, добродушных юношей,  справляется с драматичной ролью   нетерпимого  и напористого Ноя с видимым трудом, и, в отличии от Романа, обыкновенно дерзко импровизировавшего с текстом, словно ощупью в темноте продвигается к раскрытию образа.

sh1xkPkjMG4В определенные моменты вызывает диссонанс и роль шерифа в исполнении Дмитрия Язова, особенно тогда, когда он произносит фразу о своих старых, больных ногах, ведь перед нами на сцене здоровяк, пышущий здоровьем. Раньше эту роль исполнял худощавый, преклонного возраста актёр, Евгений Царьков и из его уст жалобы на усталые ноги  звучали куда естественней.

Роль младшего сына семейства Карри, всегда была изюминкой этого спектакля, делала его комедией, ибо на долю Джимми, сразу уверовавшего в необычайные способности явившегося без приглашения чудака вызывать дождь любого калибра, приходится львиная доля юмора, заложенного в пьесе. В разные годы эту роль исполняли Даниил Шигапов, ныне актёр НДТ Льва Эренбурга в Санкт-Петербурге и другие, последние же несколько лет это был Павел Густов.  Ему роль Джимми давалась шутя, и герой его обладал особым шармом. Ныне в этой роли блистает Андрей Ясинский, актёр, служащий в казанском ТЮЗе первый сезон. И надо сказать, роль он не портит, тем более, что на него работают, и его молодость, и костюм маленького ковбоя. Единственная ложка дёгтя в его образе — эпизоды, когда актёр переигрывает, изображая нетерпение своего героя.

EnfOgRXYo4AБилла Старберга — продавца дождя — бессменного Василия Фалалеева, в спектакле теперь играет Алексей Зильбер. Нельзя сказать, что потенциал актёра в этой роли раскрылся полностью, однако некоторые сцены позволяют судить о том, что актёр на верном пути. Портит впечатление излишне быстро произносимые монологи, что, кстати, в обновленном спектакле свойственно многим актёрам.

Особенно это мешает в восприятии образа Лиззи в актрисе Ольге Лейченко. У неё торопливость реплик суммируется еще и с нечетким произношением. Однако если это еще можно списать на волнение и не сыгранность, то невозможность понять какой характер она играет на сцене, простить труднее. У автора пьесы Ричарда Нэша мы находим такую ремарку: ЛИЗЗИ двадцать семь лет; ни один мужчина пока еще не находил ее прекрасной. Она виновата в этом меньше всего. Действительно,  прежняя Лиззи Карри,  в исполнении Гульнары Мухтаровой,    была нелепой, невзрачной, но всё таки женственной. Лиззи Ольги Лейченко  очень напоминает освободившуюся ЗеКа. Вся она, как натянутая струна, говорит хлестко и грубо, бьет по рукам отца, когда он старается её приголубить, словом, напрочь лишена привлекательности. И с первых минут становится понятно почему такая Лиззи несчастлива в любви, а в след за этим пониманием рассеивается интрига, Лиззи становится неинтересна и зрителю, не вызывает симпатии. Сцены, которые были «коронными» у Гульнары Мухтаровой: первая, когда Лиззи взгромождается на стол с туфлями в руках и произносит монолог, обращенный к отцу, в таком положении её застаёт Файл, в которого она влюблена. Сцена нарочитого кокетства с предметом своей любви и ночной разговор с продавцом дождя Ольгой были сыграны грубо. Хотя, справедливости ради, надо заметить, что в сцене откровенного разговора с Файлом она неожиданно преображается и это производит сильное впечатление.  А сцена эта в спектакле ключевая.

nujTYYPQ9swПомощник шерифа, Файл, роль, которого долгое время в очередь играли Михаил Меркушин и Владимир Никитин, теперь досталась Анатолию Малыхину, который фактурой ничем не уступает последним, но несколько проигрывает в душевности. В знаковой сцене разговора с Лиззи, о которой шла речь, он окончательно перерождается, меняет своё отношение к жизни, к миру и к девушке. Попросту говоря, в жизнь Файла в этот момент входит любовь. Именно эту перемену отразить актёру пока удаётся не в полной мере. А потому кульминация спектакля, когда Лиззи делает выбор между двумя мужчинами, предложившими ей выйти замуж, выглядит несколько фальшиво. А еще так, будто такой финал для помощника шерифа неожидан и даже навязан обстоятельствами.

Новое это хорошо забытое старое. Но между прощанием со спектаклем и его новым воплощением прошло так мало времени, что еще свежи воспоминания о старом, а значит, сравнения имеют место. И они пока не в пользу нового. Это касается, как игры отдельных актёров, так и ансамбля, которого пока нет. Порою просвечивает сквозь ткань нового спектакля старое полотно — интонации, мизансцены — но в новом крое оно смотрится не слишком удачно.

nD_k66ob_fgК слову о крое. Костюмы для нового спектакля сшиты новые и это радует. Шериф и помощник шерифа одеты теперь в униформу, со всей необходимой атрибутикой: ремнями, значками и шляпами. Лиззи в ожидании Файла предстаёт перед зрителем в детском платьице и это прочитывается, как то, что она застряла где-то в своём счастливом детстве, когда была жива мама, умеющая вызвать дочь на откровенность  словами: «Честность в правде, Лиззи!» и та ни разу ей не солгала.

Хотелось бы правды и на сцене, за счёт которой спектакль бы только выиграл, тем более что потенциал для этого у актёров, занятых в новой версии спектакля, безусловно, есть.

Об авторе: Ирина Ульянова


Рейтинг@Mail.ru

© 2019. Информационный портал "Я Казанец". При использовании материалов сайта гиперссылка на yakazanec.com обязательна. Ресурс может содержать материалы 16+